«Ни дня без строчки» Ю.К.Олеша

Какая чудесная вещь – свобода воспоминаний! Какая прелесть в том, что они появляются, как им угодно, и никак мы не можем заставить себя вспомнить именно это, а не другое. Ха, ха, разумеется, есть точная закономерность этого возникновения, но – дудки – мы ее никогда не поймем.

В конце концов неважно, чего я достиг в жизни, важно, что я каждую минуту жил.

Начну с того, что многообещающий заголовок уже давно меня зацепил, но, как часто бывает, я постоянно находила повод и откладывала эту книгу. Было убеждение, что посвящена она именно писательскому делу. Думала, что отыщу в ней размышления на эту тему и, быть может, советы. Но!…  Книга «Ни дня без строчки» оказалось совсем иной!

О книге

Данная книга — последняя работа Юрия Карловича Олеши, которую он начал писать в 56 лет («Сегодня, 30 июля 1955 года, я начинаю писать историю моего времени»), а опубликована она была уже после его смерти. Внешне это сборник дневниковых заметок.

Как читатель, я бы условно выделила три составляющие, три пласта книги:

  • - автобиография;
  • - рассуждения на тему литературы;
  • - случайные заметки – мысли вслух о погоде, природе, мире и т.д.

Теперь более конкретно. Биографическая часть начинается с самых ранних воспоминаний: автор пробует откопать самые первые свои переживания, впечатления, пробует найти «начало себя». На самом деле, у каждого человека есть собственный отсчет начала своей жизни – не дата рождения, а именно момент, с которого человек себя помнит. По-моему, эту мысль следует развивать дальше. Это отличный повод изучения собственной души!

Рассказывая о событиях собственной жизни, Олеша не перестает говорить и об окружающем его мире: о том, что происходило и происходит вокруг. Более того, для него не столь важны сами события, в отрыве от переживаний. Собственные переживания и осмысление себя и своей жизни – вот что ценно.

«Однажды, когда я был маленьким мальчиком, легши спать, я вдруг услышал совсем близко от себя какой-то звук – глухой, но очень четкий, одинаково повторяющийся. Я стал теребить одеяло, простыню, убежденный, что из складок выпадет, может быть, жук или какая-нибудь игрушка, машинка. Я заглянул под подушку – ничего не обнаружилось. Я лег, звук опять дал о себе знать. Вдруг он исчез, вдруг опять стал раздаваться…<…> И вдруг, как будто извне, пришло понимание, что это я слышу звук моего сердца. Это понимание не удивило меня и не испугало. Признание правильности того, что во мне бьется сердце, пришло ко мне с таким спокойствием, как будто я знал об этом факте уже давно, хотя с этим фактом я столкнулся только что и впервые»

 «Кто я? А? Кто я? Тот, на кого я смотрю в еще темное, как вода, зеркало, не отвечает. Там лицо, в зеркале нечто удивительное – лицо с двумя… С чем – с двумя? Что это, глаза? Почему их два – а смотрит на меня кто-то один, я? С чем сравнить глаза? Они молчат и смотрят. Молчат, а кажется, что говорят. Что это?»

Это ранние воспоминания, они переполнены эмоциями. Последующие, как мне кажется, становятся более рациональными:

«Золотое детство! Уж такое ли оно было золотое? А близость к еще недавнему небытию? А беззащитность перед корью, скарлатиной? А необходимость учиться, ходить в гимназию, знать уроки? А кашель, к которому все прислушивались? А отвращение к некоторым видам пищи, которые как раз и нужно было есть? Например, яйца. О, я однажды увидел под стеной разбитое яйцо, из которого вытек некий призрак птенца… Мог ли я после этого есть яйца?»

Или вот пример воспоминания о книжном магазине (с внутренней библиотекой), в который он бегал за книгами для мамы: «Ряды книг громоздились один над другим до потолка – разные книги, новые, истрепанные, некоторые в ярких нерусских обложках. От книг пахло тем запахом, который остался в моих воспоминаниях как один из приятнейших запахов, какой удалось мне услышать, хотя, по правде говоря, это был запах несколько затхлый, мышиный».

Детские воспоминания составляют лишь небольшую часть книги. Далее следует рассказ о работе, творчестве, о том, скольких классиков он знал лично, кого ценил более всех, с кем не удалось познакомиться, хотя мог бы, кого, к несчастью, довелось хоронить и т.д. Книга пестрит фамилиями, всех и не запомнишь. Скажу лишь, что на первом месте для автора был В.Маяковский, и о нем, а также о чувствах к поэту, в книге написано предостаточно.

Рассуждения о литературе (о золотой полке)

Отдельная часть книги называется «Золотая полка», та самая, на которую ставят любимые книги. И здесь Олеша, на правах литературоведа, подробно рассказывает об авторах и книгах. Возможно ли, что идея книги М.Чудаковой «Не для взрослых. Время читать!» была позаимствована у него? Не знаю, не знаю, но у меня такое подозрение возникло… Опять таки книг, как и авторов, упоминается очень много. ФИО перечислять не имеет смысла. Все они классики, но, тем не менее, далеко не все книги прочитаны, как раз наоборот. Так что очередная шпаргалка! Экскурсия в мир книг.

Случайные заметки

Как уже писала, вся книга состоит из заметок, но если некоторые являются частью личной истории, другие – размышлениями о литературе, то есть и такие, которые, как будто, случайно попали на страницы книги. Для чего они, я не знаю. Может, это те самые строчки, которые возникли лишь для того, чтобы заполнить пробел, без которых «ни дня»?

Встретила такую заметку: «Эти мои записи имеют ту для меня пользу, что все же учат меня владению фразой. И вообще они приучают меня писать, от чего был очень далек когда-то. Сесть за стол, взяться за перо было бы мне очень трудно – о, почти невозможно, как из бодрствования, не заснув, шагнуть в сновидение!» Может, это и есть объяснение?

Вместо эпилога

Так о чем же книга? – Пусть ответит сам автор:

«Пусть не думает читатель, что эта книга, поскольку зрительно она состоит из отдельных кусков на разные темы, то она только лишь протяжена; нет, она закруглена; если хотите, это книга даже с сюжетом, и очень интересным. Человек жил и дожил до старости. Вот этот сюжет. Сюжет интересный, даже фантастический. В самом деле, в том, чтобы дожить до старости, есть фантастика. Я вовсе не острю. Ведь я мог и не дожить, не правда ли? Но я дожил, и фантастика в том, что мне как будто меня показывают. Так как с ощущением «я живу» ничего не происходит и оно остается таким же, каким было в младенчестве, то этим ощущением я воспринимаю себя, старого, по-прежнему молодо, свежо, и этот старик необычайно уж нов для меня – ведь, повторяю, я мог и не увидеть этого старика, во всяком случае, много-много лет не думал о том, что увижу. И вдруг на молодого меня, который внутри и снаружи, в зеркале смотрит старик. Фантастика! Театр!»

______________________________________________________________________________

PS:  отдельные заметки мне были очень интересны, другие же показались довольно нудными. Перечитать скорее всего захочу со временем, но лишь избранные фрагменты!

Посмотреть весь дневник проекта «Читать не вредно — вредно не читать»

Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>