Чехов А.П. «Чайка»

knigacheet пьесы А.П. Чехова  «Чайка»

Главные герои: Константин Гаврилович Треплев (25 лет) – живет с дядей (П.Н.Сориным)

Ирина Николаевна Аркадина, по мужу Треплева, актриса – мать Константина, 43 года. Живет в Москве, приезжает к брату погостить. Не смотря на нужды сына и дяди, деньгами им не помогает.

Петр Николаевич Сорин – брат Ирины Николаевны, бывший статский советник, прослужил по судебному ведомству двадцать восемь лет, болен астмой, передвигается на кресле-каталке.

Нина Михайловна Заречная – молодая девушка, дочь богатого помещика. Живет с отцом и мачехой неподалеку от усадьбы Сорина, хочет стать актрисой, но отец не разделяет увлечений дочери.

Второстепенные герои: Илья Афанасьевич Шамраев, поручик в отставке, управляющий в усадьбе Сорина. Полина Андреевна, его жена. Их дочь Маша, дочь (22 года), влюблена в Константина Треплева.

Борис Алексеевич Тригорин – беллетрист, близкий друг и возлюбленный Ирины Николаевны (возраст до 40 лет).

Евгений Сергеевич Дорн – врач, частый гость у Сорина. Холост, возраст 55 лет, пользуется вниманием женщин, в том числе Полины Андреевны (женой управляющего).

Семен Семенович Медведенко – учитель, беден, живет с родными, явно ухаживает за Машей.

Яков, работник. Повар. Горничная.

Место действия: усадьба Сорина.

Сюжет пьесы:

Действие 1.  В усадьбе Петра Николаевича Сорина гостит сестра (Ирина Николаевна Аркадина) со своим близким другом Борисом Алексеевичем Тригориным. Ее сын Константин организует домашнюю премьеру своего первого спектакля. В спектакле единственную роль играет возлюбленная Константина – Нина Заречная. Молодые люди скрывают от всех свои чувства.

Другая молодая пара – это Маша, дочь управляющего, и молодой учитель Семен Семенович Медведенко. Он частый гость в доме Сорина. Учитель старательно ухаживает за Марией, однако он беден, живет не один, и постоянно сетует на свою нищету. Маша тоже влюблена, но не в учителя. Ее избранник – Константин Треплев. Свою любовь девушка скрывает, и лишь мать, Полина Андреевна, знает секрет дочери.

Посмотреть спектакль приходят все герои пьесы: Ирина Николаевна, ее брат Петр Николаевич, Маша, учитель Медведенко, писатель Борис Алексеевич Тригорин, местный доктор Евгений Сергеевич Дорн, управляющий Шамраев и его жена Полина Андреевна.

Константин говорит вступительное слово, открывается занавес. На сцене – Нина Заречная.

Дебютная пьеса необычна, зрителям она кажется декадентской. Ирина Николаевна по ходу пьесы иронично комментирует все, в результате Константин прерывает выступление и уходит.

Все понимают, что Аркадина своими высказываниями обидела сына. Сорин пытается ей это донести, но Ирина Николаевна считает, что пьеса — бред, а характер сына вздорный.

Пока мать обсуждает поведение Константина, Маша уходит его искать. Тем временем Нина выходит из-за кулис, здоровается со всеми и принимает поздравления. Зрители не поняли смысла пьесы, но об игре Нины отзываются положительно. Ирина Николаевна советует ей продолжать работать и пробовать себя на большой сцене. Девушка польщена, ведь Аркадина для нее кумир. Обменявшись любезностями, она торопится домой.

Тем временем врач Е.С.Дорн отыскивает Константина и делится своим впечатлением о пьесе. Ему понравился подход молодого автора, и он считает, что Костя должен продолжать писать. На появление Маши, Константин не реагирует. Он беспокоится о Нине и, узнав, что она уехала, следует за ней.

Маша расстроена, рассказывает врачу, что с отцом у нее непростые отношения, нет любви. Зато к доктору она испытывает родственные чувства, и ждет от него совет. Маша признается, что влюблена в Константина. Врач ничем не может помочь.

(Из диалогов Дорна и жены управляющего, матери Маши, видно, что их связывают старые отношения. Более того Полина Андреевна и сейчас готова уйти от мужа, если Дорн ее об этом попросит.)

Действие 2. Нина Заречная приезжает в усадьбу Сорина. Отец и мачеха уехали, теперь у нее три свободных дня. В усадьбе Сорина рады ей, Аркадина выказывает свое восхищение ее красотой. Незадолго до этого она как раз наставляла Машу, что молодая девушка плохо выглядит и ведет пассивный образ жизни. Нина – полная противоположность.

У Нины теперь новый интерес – она ищет встречи с писателем Тригориным.

Между Ириной Николаевной и управляющим возникает ссора. Шамраев отказывается выделить ей лошадей для поездки в город, аргументируя, что все заняты в хозяйстве.

Аркадина обижена таким отношением, она заявляет, что сегодня же уезжает в Москву и больше не вернется в усадьбу. Шамраев, в свою очередь, шантажирует хозяина своим увольнением.

Сорин расстроен и хочет поскорее уладить конфликт.

Все расходятся, Нина остается одна в саду. Появляется Константин. Он кладет к ногам Нины мертвую чайку. Константин рассказывает, что убил птицу утром и намеревается сделать тоже с собой. Он печален, ведь Нина стала холодна к нему. Он объясняет ее невнимание тем, что его пьеса провалилась, и теперь он стал ей не интересен. Тригорин, наоборот, успешен, пользуется всеобщим вниманием.

Видя, что приближается писатель, Константин уходит, оставляя Заречную наедине с Тригориным. У Бориса Алексеевича при себе блокнот, он записывает все, что может пригодиться для новых произведений.

Девушка восхищается и его творчеством, и его личностью. Она расспрашивает писателя, каково это ощущать свой успех. Беллетрист рассказывает о себе, о своей работе, о том, с чем приходится сталкиваться. Нина заявляет, что ради славы и признания, готова пойти на любые жертвы.

Борис Алексеевич замечает мертвую чайку. Нина объясняет, кто ее принес и почему. Писатель тут же делает запись в блокнот – он уже придумал новый сюжет.

Он не хочет возвращаться в Москву, но не может повлиять на решение Ирины Николаевны. Тем временем, Аркадина уже сама передумала. Они остаются еще погостить в усадьбе.

Действие 3. Через неделю Ирина Николаевна и Борис Алексеевич готовы к отъезду, все вещи собраны. За это время Константин пробовал застрелиться, но не вышло . После неудачи он собирается вызвать на дуэль Тригорина. Узнав об этом, Аркадина решила увезти писателя в Москву, и таким образом больше не давать повода для конфликта. Она знает, что Заречная не обращает внимания на ее сына, а увлечена писателем.

Нина на прощание дарит Тригрину медальон с гравировкой и просит не забывать ее. Писатель замечает, что на медальоне указаны номера строк и страница из его книги. Он разыскивает книгу и расшифровывает послание от Нины: «Если тебе когда-нибудь понадобится моя жизнь, то приди и возьми ее».

Тем временем Ирина Николаевна опять вздорит с сыном. После грубых слов в адрес друг друга, они мирятся, Костя делится с матерью своим горем: Нина его разлюбила и теперь он не может писать. Мать сочувствует, она считает, что после того, как она с Тригориным покинут усадьбу, все наладится в отношениях Кости и Нины.

Борис Алексеевич, прочитав послание Нины, просит Аркадину задержаться еще на день. Ирина Николаевна понимает, что им движет, и отказывает. Они беседуют. Писатель просит дать ему свободу, но Ирина Николаевна умоляет не оставлять ее. В результате, Тригорин уступает и соглашается поскорее уехать в Москву.

Лошади поданы, прислуга прощается с Ириной Николаевной.

Борис Алексеевич заходит в дом за тростью и сталкивается с Ниной. Она радостно объявляет ему, что решила ехать в Москву и поступать в театр. Завтра же она собирается покинуть отца и изменить свою жизнь. Тригорин просит ее поселиться в гостинице и сразу же сообщать ему. На прощание они целуются.

Действие 4.  Прошло два года.

Константин стал писателем, начал печататься в журналах, он продолжает жить и работать в усадьбе дяди. Маша вышла замуж за Медведенко, родила ребенка, но несчастлива. Она по-прежнему любит Константина, старается чаще быть в гостях у Сорина. Ее муж, как и раньше, сетует на безденежье.

Врач Дорн пробыл какое-то время за границей и вернулся в Россию.

Нина Заречная сбежала от отца, пробовала себя на сцене, но карьеры не сделала. Роман с Тригориным продлился недолго. Нина родила ребенка, который вскоре умер. Тригорин в итоге оставил ее и вернулся к Ирине Николаевне. Константин пытался с ней связаться, но она не пустила его к себе. Позже он стал получать письма от нее, из которых понял, что она несчастна. Письма свои она подписывала «Чайка». Заречная вернулась в родные края, но избегает встреч со старыми знакомыми.

Теперь, спустя два года, в усадьбе Сорина вновь ждут гостей: Ирину Николаевну и Бориса Алексеевича.

Поздним вечером они приезжают в дом. После обмена любезностями, усаживаются в бывшей гостиной, теперь кабинете Константина, играть в лото. Аркадина рассказывает про последние свои гастроли. Шамраев говорит Тригорину, что из мертвой чайки (той самой, что убил Костя) сделали чучело, он хочет показать его писателю.

Медведенко спешит домой, Маша его не задерживает, она не хочет покидать усадьбу.

Когда, закончив игру, все уходят ужинать, Константин остается в кабинете. Слышит стук в окно – появляется Нина. По ее просьбе он запирает обе двери. Нина сильно расстроена, она сбивчиво рассказывает о себе. Завтра ей уезжать, это ее прощальный визит. Треплев просит ее остаться, либо же позволить ехать вместе с ней. Нина возражает, она признается, что до сих пор любит Тригорина.

Нина прощается с Костей и спешит уйти. Константин бежит за ней, переживает, чтобы ее никто не увидел.

В доме ужинают и вдруг слышат выстрел.

Дорн уходит посмотреть. Возвращаясь, он успокаивает всех, говоря, что это в аптечке лопнул пузырек. После отводит в сторону Тригорина и сообщает тихо, что Константин застрелился.

Избранные фрагменты

Дядя, что может быть отчаяннее и глупее положения: бывало, у нее сидят в гостях сплошь всё знаменитости, артисты и писатели, и между ними только один я — ничто, и меня терпят только потому, что я ее сын. Кто я? Что я? Вышел из третьего курса университета по обстоятельствам, как говорится, от редакции не зависящим, никаких талантов, денег ни гроша, а по паспорту я — киевский мещанин. Мой отец ведь киевский мещанин, хотя тоже был известным актером. Так вот, когда, бывало, в ее гостиной все эти артисты и писатели обращали на меня свое милостивое внимание, то мне казалось, что своими взглядами они измеряли мое ничтожество, — я угадывал их мысли и страдал от унижения…

◊          ◊          ◊          ◊          ◊          ◊

Монолог из спектакля, читает Нина: «Люди, львы, орлы и куропатки, рогатые олени, гуси, пауки, молчаливые рыбы, обитавшие в воде, морские звезды, и те, которых нельзя было видеть глазом, — словом, все жизни, все жизни, все жизни, свершив печальный круг, угасли… Уже тысячи веков, как земля не носит на себе ни одного живого существа, и эта бедная луна напрасно зажигает свой фонарь. На лугу уже не просыпаются с криком журавли, и майских жуков не бывает слышно в липовых рощах. Холодно, холодно, холодно. Пусто, пусто, пусто. Страшно, страшно, страшно.

Тела живых существ исчезли в прахе, и вечная материя обратила их в камни, в воду, в облака, а души их всех слились в одну. Общая мировая душа — это я… я… Во мне душа и Александра Великого, и Цезаря, и Шекспира, и Наполеона, и последней пиявки. Во мне сознания людей слились с инстинктами животных, и я помню все, все, все, и каждую жизнь в себе самой я переживаю вновь.

(Показываются болотные огни)

….. Я одинока. Раз в сто лет я открываю уста, чтобы говорить, и мой голос звучит в этой пустоте уныло, и никто не слышит… И вы, бледные огни, не слышите меня… Под утро вас рождает гнилое болото, и вы блуждаете до зари, но без мысли, без воли, без трепетания жизни. Боясь, чтобы в вас не возникла жизнь, отец вечной материи, дьявол, каждое мгновение в вас, как в камнях и в воде, производит обмен атомов, и вы меняетесь непрерывно. Во вселенной остается постоянным и неизменным один лишь дух.

Как пленник, брошенный в пустой глубокий колодец, я не знаю, где я и что меня ждет. От меня не скрыто лишь, что в упорной, жестокой борьбе с дьяволом, началом материальных сил, мне суждено победить, и после того материя и дух сольются в гармонии прекрасной и наступит царство мировой воли. Но это будет, лишь когда мало-помалу, через длинный, длинный ряд тысячелетий, и луна, и светлый Сириус, и земля обратятся в пыль… А до тех пор ужас, ужас…»

◊          ◊          ◊          ◊          ◊          ◊

Сорин. Он хотел доставить тебе удовольствие.

Аркадина. Да? Однако же вот он не выбрал какой-нибудь обыкновенной пьесы, а заставил нас прослушать этот декадентский бред. Ради шутки я готова слушать и бред, но ведь тут претензии на новые формы, на новую эру в искусстве. А по-моему, никаких тут новых форм нет, а просто дурной характер.

Тригорин. Каждый пишет так, как хочет и как может.

 ◊          ◊          ◊          ◊          ◊          ◊

 Треплев. Так вы говорите — продолжать?

Дорн. Да… Но изображайте только важное и вечное. Вы знаете, я прожил свою жизнь разнообразно и со вкусом, я доволен, но если бы мне пришлось испытать подъем духа, какой бывает у художников во время творчества, то, мне кажется, я презирал бы свою материальную оболочку и все, что этой оболочке свойственно, и уносился бы от земли подальше в высоту.

Треплев. Виноват, где Заречная?

Дорн. И вот еще что. В произведении должна быть ясная, определенная мысль. Вы должны знать, для чего пишете, иначе если пойдете по этой живописной дороге без определенной цели, то вы заблудитесь и ваш талант погубит вас.

◊          ◊          ◊          ◊          ◊          ◊

Нина (одна). Как странно видеть, что известная артистка плачет, да еще по такому пустому поводу! И не странно ли, знаменитый писатель, любимец публики, о нем пишут во всех газетах, портреты его продаются, его переводят на иностранные языки, а он целый день ловит рыбу и радуется, что поймал двух голавлей. Я думала, что известные люди горды, неприступны, что они презирают толпу и своею славой, блеском своего имени как бы мстят ей за то, что она выше всего ставит знатность происхождения и богатство. Но они вот плачут, удят рыбу, играют в карты, смеются и сердятся, как все…

◊          ◊          ◊          ◊          ◊          ◊

День и ночь одолевает меня одна неотвязчивая мысль: я должен писать, я должен писать, я должен… Едва кончил повесть, как уже почему-то должен писать другую, потом третью, после третьей четвертую… Пишу непрерывно, как на перекладных, и иначе не могу. Что же тут прекрасного и светлого, я вас спрашиваю? О, что за дикая жизнь! Вот я с вами, я волнуюсь, а между тем каждое мгновение помню, что меня ждет неоконченная повесть. Вижу вот облако, похожее на рояль. Думаю: надо будет упомянуть где-нибудь в рассказе, что плыло облако, похожее на рояль. Пахнет гелиотропом. Скорее мотаю на ус: приторный запах, вдовий цвет, упомянуть при описании летнего вечера. Ловлю себя и вас на каждой фразе, на каждом слове и спешу скорее запереть все эти фразы и слова в свою литературную кладовую: авось пригодится! Когда кончаю работу, бегу в театр или удить рыбу; тут бы и отдохнуть, забыться, ан — нет, в голове уже ворочается тяжелое чугунное ядро — новый сюжет, и уже тянет к столу, и надо спешить опять писать и писать. И так всегда, всегда, и нет мне покоя от самого себя, и я чувствую, что съедаю собственную жизнь, что для меда, который я отдаю кому-то в пространство, я обираю пыль с лучших своих цветов, рву самые цветы и топчу их корни. Разве я не сумасшедший? Разве мои близкие и знакомые держат себя со мною как со здоровым? «Что пописываете? Чем нас подарите?» Одно и то же, одно и то же, и мне кажется, что это внимание знакомых, похвалы, восхищение — все это обман, меня обманывают, как больного, и я иногда боюсь, что вот-вот подкрадутся ко мне сзади, схватят и повезут, как Поприщина, в сумасшедший дом. А в те годы, в молодые, лучшие годы, когда я начинал, мое писательство было одним сплошным мучением. Маленький писатель, особенно когда ему не везет, кажется себе неуклюжим, неловким, лишним, нервы у него напряжены, издерганы; неудержимо бродит он около людей, причастных к литературе и к искусству, непризнанный, никем не замечаемый, боясь прямо и смело глядеть в глаза, точно страстный игрок, у которого нет денег. Я не видел своего читателя, но почему-то в моем воображении он представлялся мне недружелюбным, недоверчивым. Я боялся публики, она была страшна мне, и когда мне приходилось ставить свою новую пьесу, то мне казалось всякий раз, что брюнеты враждебно настроены, а блондины холодно равнодушны. О, как это ужасно! Какое это было мучение!

◊          ◊          ◊          ◊          ◊          ◊

Маша. Ну вот! (Наливает по рюмке.) Вы не смотрите на меня так. Женщины пьют чаще, чем вы думаете. Меньшинство пьет открыто, как я, а большинство тайно. Да. И всё водку или коньяк. (Чокается.) Желаю вам! Вы человек простой, жалко с вами расставаться.

◊          ◊          ◊          ◊          ◊          ◊

Аркадина. Это зависть. Людям не талантливым, но с претензиями, ничего больше не остается, как порицать настоящие таланты. Нечего сказать, утешение!

Треплев (иронически). Настоящие таланты! (Гневно.) Я талантливее вас всех, коли на то пошло! (Срывает с головы повязку.) Вы, рутинеры, захватили первенство в искусстве и считаете законным и настоящим лишь то, что делаете вы сами, а остальное вы гнетете и душите! Не признаю я вас! Не признаю ни тебя, ни его!

Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>