Оноре де Бальзак «Покинутая женщина»

Knigacheet рассказа Оноре де Бальзака «Покинутая женщина»

Главные герои: барон Гастон де Нюэйль (в начале повествования 23 года). Госпожа Клара де Босеан, виконтесса, возраст в начале повествования 30 лет.

Второстепенные герои: камердинер Клары — Жак. Мать Гастона. Кузина г-жа де Сент‑Север. Маркиз де Шампиньель. Стефани  де ла Родьер (22 года) — девушка, появляется в конце рассказа, будущая жена барона. Остальные персонажи лишь упомянуты вскользь.

Место действия: Франция и Швейцария

Время действия: первая половина 19 века. В рассказе представленный события 9 лет.

Сюжет повести: Барон Гастон де Нюэль по совету врачей уезжает из столицы Франции в провинциальный город Байе, чтобы восстановить свое здоровье. Постепенно он привыкает к спокойному размеренному темпу жизни в провинции. Он бывает в гостях у местной знати, перенимает у них привычки, стиль поведения и уже ничем не отличается от коренных жителей.

Однажды, в гостях, он становится свидетелем разговора об одной известной во Франции персоне —  госпоже де Босеан. Эта молодая женщина «прославилась» тем, что, будучи замужем, завела роман и ушла от мужа. Однако, с возлюбленным маркизом д’Ажуда‑Пинто она не осталась. После того, как маркиз женился не на ней, Клара де Босеан поселилась в усадьбе Курсель и с тех пор жила там в уединении.

История виконтессы заинтересовала молодого барона, воображение его начало рисовать образ одинокой женщины. Ее поступок, повлекший порицания общества, казался ему смелым и заслуживающим уважение. Желание встретиться с этой дамой стало его навязчивой идеей, он постоянно думал о ней, искал лучший способ для знакомства. Еще не зная лично, он успел полюбить ее, все преграды, выстроенные обществом и традициями, не пугали его, более того, благодаря им страсть обрести недосягаемое только увеличивалась.

Барон хотел написать виконтесе письмо, но изменил свое решение, посчитав, что письмо от незнакомца не передаст его чувств, лишь очная встреча может увенчаться успехом. Чтобы попасть в дом к предмету своего обожания, Гастон убеждает своего знакомого, маркиза де Шампиньеля, что имеет поручение к ней, и просит его  узнать, не согласиться ли она принять молодого барона.

Госпожа де Босеан изначально хотела отказать, но любопытство все же победило, и разрешение на визит было получено.

Оказавшись в доме возлюбленной, Гастон не стал лгать и сразу сознался, что история с поручением выдуманная. Госпожу оскорбил такой поступок, она попросила камердинера проводить гостя. Уходя, уже на лестнице барон понял, что, если покинет этот дом сейчас, то второй шанс ему не представится. У него затаилась мысль: возможно, виконтесса уже сожалеет о своем решении, но гордость не позволяет ей окликнуть его обратно, поэтому, переборов страх, он вернулся в комнату. Удачный юмор и блеск его глаз обезоружил госпожу де Босеан, и она позволила гостю присесть и объяснить свое поведение. У них завязался разговор. Молодой барон рассказал о причине своего визита, а его взгляд был подтверждением искренности его чувств. В свою очередь, Клара, польщенная вниманием молодого человека, попыталась объяснить, чем для нее может обернуться визит Гастона, как общество отреагирует на факт того, что она принимает его у себя. После нескольких часов общения, она попрощалась, намекая, что эта встреча была первой и последней.

На следующий день Гастон де Нюэйль написал ей письмо. В письмо, кроме слов любви, содержался ультиматум: он решил уехать из Франции, и погибнуть в каком-либо сражении, остаться же здесь мог лишь в случае, если Клара согласится на дружбу. Виконтесса ответила на его письмо. Она и в этот раз попыталась объяснить молодому человеку свою позицию. Она считала, что не пара ему, что его чувства скоро пройдут, а согласившись принять его любовь, она скоро станет для него обузой. Она призывала его прислушаться к ее совету: оставаться во Франции и вести достойный образ жизни.

Гастона полученный ответ не остановил, и он продолжил переписку, но ответного письма на этот раз не последовало. Госпожа де Босеан покинула усадьбу. Барон поехал вслед за ней. Они доехали до Женевы.

Виконтесса арендовала домик на берегу озера, и спустя некоторое время Гастон пришел к ней. Его визит поразил ее, и она не смогла противиться. Они стали жить вместе. Три счастливых года провели они в домике возле женевского озера.

После смерти отца и брата, Гастону пришлось вернуться на родину и заниматься полученным наследством. Виконтесса последовала за ним, она продала все свои имения, и купила поместье, прилегающее к землям своего гражданского мужа. Здесь, уже во Франции, они прожили еще шесть счастливых лет, отгородившись от всех людей. Мать Гастона де Нюэль не приняла виконтесу, сразу дав понять, что не одобряет такого союза и желает другой партии своему сыну. Супруг де Босеан, достигший к этому времени титула маркиза, был жив и здоров, и таким образом заключить законный брак возлюбленные не могли. Госпожа де Босеан, спустя годы, снова оказалась в положении незаконной жены, осуждаемой обществом. Их незаконный союз ограничивал возможности Гастона, вызывал неодобрение в обществе. Клара понимала, что не будь ее, Гастон мог бы удачно жениться, у него появились бы наследники, он был бы принят обществом. В их края не так давно приехала небедная молодая девушка Стефани де ла Родьер, и мать Гастона считала ее подходящей партией для сына. Сам барон, под действием наставлений матери, начал задумываться о своем сложившемся положении и о будущем, которое его ждет.

Госпожа де Босеан решилась на отчаянный шаг: она написала возлюбленному письмо, в котором описала свои сомнения, свои страхи, и попросила Гастона быть с ней честным. Если он по-прежнему любит ее, пусть скорее придет к ней, и они будут вместе; если же он с ней из-за жалости, то она освобождает его от старых обещаний, и он может устраивать свою жизнь без нее.

Гастон, прочитав письмо, не поспешил к Кларе, он ответил ей письменно. Он решил жениться, надеясь, что любимая поймет и примет его решение. Когда Клара получила конверт от него, она осознала, что все изменилось. В его письме она не увидела искренности, на которую надеялась.

Клара завершает их роман. Она отсылает Гастону письмо, написанное им еще в начале их знакомства, где он клялся ей в верности до смерти; от себя дописывая, что он свободен.

Спустя три недели барон жениться на Стефани де ла Родьер. Клара, уже маркиза де Босеан, остается жить в своем имении, вновь уединившись ото всех.

Женитьба не делает Гастона счастливым, он теряет интерес ко всему вокруг. Через 7 месяцев, охотясь в окрестностях поместья, где живет маркиза, он предлагает Жаку, камердинеру Клары, подстреленную им дичь. В течении последующей недели он ходит на охоту, каждый раз отдавая все слуге, и возвращаясь домой с пустыми руками.

Вскоре он осмеливается написать письмо Кларе. Письмо возвращается нераспечатанным. Тогда, уже поздно вечером, он спешит к ней, пробирается через лазейку в ограде, и в конце концов достигает двери в ее комнату. Увидев барона, маркиза спешит отворить окно и грозит выброситься в случае, если он не покинет ее комнату. Гастон возвращается домой. Его новое письмо к ней опять возвращают нераспечатанным, после чего барон удаляется в комнату, где лежит его охотничье ружье, и застреливается.

Особенности изложения: рассказ прост по своему сюжету, но стиль автора, способ изложения затягивают читателя. Нет подробного описания всего внешнего (облика героев, природы, местности и прочего), но детализируются внутренние состояния героев: их переживания, грезы, страхи, мысли. Очень красивые слова звучат в диалогах, а тем более в письмах героев.

Избранные фрагменты

«Воззрения, скопившиеся во всех этих головах, составились из некоторого количества старинных понятий, к ним примешались кое‑какие новые, и эта жвачка сообща пережевывается каждый вечер. Подобно воде в маленькой бухте, фразы, выражающие их мысли, совершенно однообразны в своем постоянном движении, в своем ежедневном приливе и отливе; тот, кто раз услышал пустое звучание их разговора, будет слышать его и завтра, и через год, и во веки веков. Их суждения о делах житейских составляют некую нерушимую научную систему, к которой ни один человек не властен добавить хотя бы крупицу сознательной мысли. Жизнь этих рутинеров ограничена кругом привычек, столь же неизменных, как их религиозные, политические, моральные и литературные взгляды.»

 «Существует ли другое слово, чтобы выразить всю прелесть романтического приключения в тот миг, когда оно только улыбается воображению, в тот миг, когда в душе зарождаются неясные надежды, предчувствие неизъяснимого блаженства, тревожные сомнения, рисуются разнообразные события, но ничто еще не дает пищи и определенности причудам фантазии! Мысль порхает тогда, рождая несбыточные мечты, где в зародыше скрыты все упоения страсти. Но, может быть, зародыш страсти заключает в себе всю страсть целиком, как семя заключает в себе цветок со всем его ароматом и богатством красок!»

 «По обыкновению молодых людей, он воображал, будто его успех зависит от того, как лежит завиток волос, не зная, что в юноше все чарует и привлекает. Впрочем, незаурядных женщин, подобных г‑же де Босеан, можно пленить только чарами ума и благородством характера. Возвышенный характер приятен для их самолюбия, сулит возвышенную страсть и кажется способным удовлетворить запросам их сердца. Ум в мужчине доставляет им развлечение, отвечает вкусам их изысканной натуры, – им кажется, что они поняты. Разве не все женщины желают, чтобы их занимали, понимали и обожали?»

 «Когда Гастон сел, она с неописуемым изяществом, кокетливо и вопросительно повернула голову в его сторону; этот поворот головы, выражавший благосклонность, был одним из тех грациозных, хотя и заученных движений, которые вырабатываются благодаря воспитанию и привычке к жизни, полной изящества. Гамма непрерывных и плавных движений очаровала Гастона тем оттенком изысканной небрежности, какой красивая женщина придает аристократическим манерам высшего круга.»

 «Улыбка этой женщины свидетельствовала, что она сознает свое достоинство. Она не была ни матерью, ни супругой, была отвергнута светом, лишена той единственной любви, на которую без стыда могла отвечать; и ее раненая душа оказалась без опоры, силу для жизни ей нужно было черпать в себе самой, замкнуться в своем одиночестве, ждать от будущего только того, что лишь одно остается покинутой женщине: во цвете лет думать о смерти, молить о том, чтобы она пришла скорее. Чувствовать себя рожденной для счастья и гибнуть, не получая и не давая его… какое страдание для женщины!»

 «Гастон олицетворял для нее мечту всех женщин – мужчину, еще не ограничившего свои интересы семейным эгоизмом и заботами о семейном благосостоянии, свободного и от себялюбия, которое готово убить в зародыше самоотверженность, честь, способность жертвовать собою, уважение к себе, обречь на безвременное увядание все цветы души, что смолоду украшают жизнь нежными, но сильными чувствами и поддерживают в человеке чистоту сердца.»

 «Несчастье многому меня научило. Сперва я обвиняла, но теперь я готова признать одну себя преступной. Приняв вину на себя, я простила того, кого обвиняла. Я не сумела удержать его, и судьба жестоко наказала меня за это. Я умею только любить: разве можно думать о себе, когда любишь? Я была рабыней, а мне надо было стать тираном. Тот, кто поймет меня, может меня осудить, но не откажет мне в уважении. Страдания научили меня: я не хочу еще раз быть покинутой. Не понимаю, как я еще жива, как я могла перенести все муки первой недели после такого крушения, самого ужасного в жизни женщины.»

 «Страсть, этот редкий цветок, требует самого искусного ухода; только время и сродство душ откроют все ее возможности, породят ее нежные, утонченные восторги, к которым мы относимся с суеверным чувством, считая их неотделимыми от той, чье сердце так щедро нас оделяет радостями. Это чудесное слияние, эта святая вера, животворная уверенность в редкостном, беспредельном наслаждении с возлюбленной отчасти составляют тайну длительной привязанности и долго не угасающей страсти. Если женщина поистине женственна, любовь к ней никогда не переходит в привычку, ласки возлюбленной так очаровательны, так разнообразны, она исполнена такого ума и вместе с тем нежности, она вносит столько игры в настоящее чувство и столько настоящего чувства в игру, что воспоминания о ней владеют вами с той же силой, с какой когда‑то она сама владела вами. Рядом с ней блекнут все другие женщины. Чтобы узнать цену этой огромной, сияющей любви, нужно испытать страх перед ее утратой или самое утрату. Но если мужчина познал такую любовь и отверг ее ради брака по расчету; если он надеялся познать такое же счастье с другой женщиной, а доводы, скрытые в тайниках супружеской жизни, убедили его, что прежние радости никогда не оживут; если его уста еще ощущают божественную сладость любви, а он смертельно ранил свою истинную супругу в угоду суетным мечтам о благополучии, – тогда надо умереть или принять ту корыстную, себялюбивую, холодную философию, которая так омерзительна для страстных Душ.»

купить книгу Оноре де Бальзака на ОЗОН

Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>